March 22nd, 2008

26 апреля 2010

убийства дагестанских журналистов

Второе убийство дагестанских журналистов за два дня - теперь вслед за Ильясом Шурпаевым (в Москве) уже в Махачкале убит Гаджи Абашилов.

Не знаю, насколько связаны эти два убийства. Но в порядке версии (никаким инсайдом не обладаю совершенно). Абашилов был проправительственным журналистом, фактически чиновником от СМИ - директором ГТРК "Дагестан". Ильяса могли также ассоциировать с правительством - ведь он работал на ОРТ - главном федеральном канале. Оба находились в некоем списке журналистов, которых запретили публиковать и упоминать в независимой (в последнее время скорее оппозиционной) дагестанской газете. Таким образом, их обоих идентифицировали как скорее проправительственных людей.

Из этого два вывода (естественно, в том случае, если убийства инициировались из одного места ) - либо оппозиция сводит счеты, либо кто-то хочет подставить оппозицию, а именно Сулеймана Керимова (его называют спонсором этой газеты).

Не знаю еще, есть ли какая-то связь этих дел с недавним избиением в Махачкале Заура Газиева - бывшего ведущего острой передачи на местном телеканале и человека, крайне язвительного по жизни (знаю по собственному опыту). Но Абашилов по поводу этого избиения выступил не совсем корпоративно.
26 апреля 2010

о вопросах "материальных"

И снова про меня, любимого. Пишет Оксана Челышева.

У всего есть своя цена. Когда-то независимый чеченский журналист Тимур Алиев сейчас служит советником Рамзана Кадырова. В своем блоге он, кажется, еще с ностальгией вспоминает о своей газете "Чеченское общество". Но у него - новая работа: объяснять непонятливым, что современная Чечня Кадырова - это рай земной.

Оксана, работа у меня новая. Но она не состоит в том, чтобы "объяснять непонятливым, что современная Чечня Кадырова - это рай земной". Моя задача - давать советы (по мере сил и возможностей) Кадырову, как сделать так, чтобы Чечня стала "раем земным".

И в той же статьи, как бы не совсем напрямую, но и в то же время в привязке ко мне:

Стыд - категория нравственная. А чаще всего перевешивают вопросы материальные. Они всегда более основательны, чем всякие рассуждения о моральной стороне вопроса.

Меня не задевают подобные выпады. Хотя бы потому, что меня это не касается. Но отписываюсь здесь именно с той целью, что хочу окончательно ответить на этот вопрос в отношении меня, не всегда высказываемый (я знаю, что этот ЖЖ читают многие, знающие меня и в реале).

1. С переходом на госслужбу я ничего не выиграл в материальном плане. Я сижу на зарплате, которая примерно в полтора раза меньше тех денег, что в совокупности я зарабатывал, будучи на "свободных хлебах".

2. Мои нынешние обязанности отнимают у меня гораздо больше времени, чем прежняя деятельность. У меня по-прежнему фактически нет выходных, но в то же время зачастую я возвращаюсь домой заполночь.

3. Я не получил никаких косвенных преференций. Я не получаю продукты в спецраспределителе, не езжу на курорты в закрытые санатории и не лечусь в спецклиниках. Возможно, что если я долго продержусь на госслужбе, моя пенсия будет больше, чем у негосслужащих. Но это пока слишком отдаленная перспектива, чтобы задумываться о ней.

4. Я не использую свое служебное положение для собственных целей. Плачу штрафы гаишникам, подаю документы на детское пособие или перерегистрацию жилья общим порядком, не лезу никуда без очереди, не прошу персональных ремонтов, не беру взяток.

На госслужбу же я пошел в том числе и потому, что вижу в ней больше возможностей для реализации тех же целей, что я имел в виду, будучи независимым издателем и общественником.