Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

26 апреля 2010

несколько цитат

Меня в личке спрашивали на эту тему. Но цитата от первоисточника будет полезней:

Что касается границы, то эта проблема легко разрешима. Для этого нужно вернуться на исходные позиции, отменить все акты, принятые в нарушение закона и договоренностей, и в спокойной обстановке обсудить все вопросы.

p.s. Еще одна ссылка на пост по итогам встречи Р.А.Кадырова с блогерами - http://gareeb.livejournal.com/61521.html

p.p.s. Ну и еще в тему: сегодня в 23:15 в программе "Железные леди" на НТВ будет Р.А.Кадыров. В Москву он не любит ездить (о чем, кстати, рассказывал на встрече с блогерами; а еще на вопрос "имеете ли вы федеральные амбиции" ответил "о чем вы говорите, если я просто в Москву лишний раз не езжу"), но в этот раз сделал исключение.
26 апреля 2010

"Поход чеченцев на храм православный"

26 апреля 2010

Россия-Чечня-Татарстан

Интересное интервью.

Кох: А скажи мне, вот этот момент, пока ты был на дележе всего этого, Чечня себя проявляла или она как «вещь в себе» была? И вылезла только в 1993-1994 году? Вот татары так проявляли себя, башкиры — этак, а Чечня?

Нечаев: Значит так. С Чечней был сделан абсолютный идиотизм.

Кох: Когда он был сделан?

Нечаев: В 1992 году, 1993-м, а далее вы все знаете.

Кох: Кем был сделан? Это, наверное, Хасбулатов там поактивничал, не иначе? Это же он в 1992 году протащил через Верховный совет постановление о введении в Чечне чрезвычайного положения.

Нечаев: Хасбулатов, Руцкой. Да, это они приняли в начале ноября постановление о введении чрезвычайного положения и вводе войск.

Кох: Которое никто не выполнил, кстати. Насколько я понимаю, в 1992 году никто никуда никакие войска не вводил. Несмотря на всякие постановления. Это, кстати, хорошо иллюстрирует уровень управляемости страной в то время.

Нечаев: Ну да. Они это постановление потом сами же (Верховный совет) и отменили. Но это была идея Руцкого.

Кох: Руцкой, видимо, хотел еще и Чечней порулить?

Нечаев: Руцкой с Хасбулатовым это дело очень лоббировали, антидудаевские всякие демарши, Ельцин у них шел на поводу. С Чечней надо было делать татарский вариант, сто процентов. С татарами я договорился, что мы делим нефть, и все. В Чечне реально основным мотивом тоже была нефть (помимо национального фактора).


<lj-cut>Кох: Притом, что в 1992 году в Чечне ее добывали 3-4 млн тонн, а к концу 1994-го — уже меньше миллиона. И поэтому масштаб конфликта объективно должен был быть меньше, чем с татарами. Ведь татары добывали в 1992 году под 30 млн тонн! Т. е. в десять раз больше, чем Чечня.

Нечаев: Не только сама нефть. В Чечне был еще другой момент: грозненский нефтеперерабатывающий комбинат был на тот момент единственный в России, который производил некоторые виды легких масел для авиации. И он делал лучшие сорта авиационного керосина для оборонки. И когда эта заваруха стала заходить далеко, я искал, где мы можем наладить их производство. В итоге мы его все-таки наладили в Волгограде. Дали им денег на закупку оборудования…

Кох: Там уже потихоньку началась заваруха к тому моменту?

Нечаев: Конечно! Она уже шла полным ходом…

Кох: Там Дудаев уже стал президентом?

Нечаев: Да. Дудаев уже был президент, он уже разогнал Верховный совет (чем ужасно и лично оскорбил Хасбулатова, который выдавал себя за единственного лидера Чечни), он уже провозгласил независимость и «отделил» Чечню от России, уже все это произошло… Это была осень 1991 года. И тем не менее. Там, в Чечне, в то время был министр экономики, сейчас не помню его фамилию, парень из нашего ЦЭМИ, аспирант. Я его прекрасно знал. И он ездил на все совещания ко мне. Они старались все контакты сохранить. Они даже, по-моему, обеспечивали какие-то поставки в централизованные фонды. И если бы мы с ними договорились по аналогии с Татарией, я думаю, что ничего бы дальнейшего не было. И главное, что мы бы переключили внимание какой-то части местного бизнеса и властной элиты на Дудаева. У нас был бы четкий аргумент: «Ребята, мы с вами договорились, вот ваши деньги, вы теперь сами их делите и сами решаете свои проблем —: социальные, любые другие». А так он говорил: «Угроза Москвы». Все время он очень много на этом спекулировал. «Давление Москвы, нас душат». Все. Надо было подписать соглашение с ними, как с Татарией, и настал бы конец противостоянию. Мы бы стрелку переводили на Дудаева, а там дальше разбирайтесь сами. Дудаев был человек абсолютно…

Кох: Советский?

Нечаев: Пророссийский. Вокруг него было частично достаточно радикальное окружение, но все экономические ведомства, они все сохраняли контакты с нами до последнего. У меня этот парень пропал где-то в конце 1992-го — начале 1993 года. Он перестал ко мне ездить, и все связи оборвались. Я помню, он был двумя руками за мирный, татарский вариант. Насколько мог, он это дело подталкивал, лоббировал…

Кох: Но в Москве, насколько я понимаю, в тот момент все боялись искать компромисса с Дудаевым, поскольку это его усиливало, а усиление Дудаева сильно не нравилось Хасбулатову. Ругаться же с Хасбулатовым никто не хотел. И все-таки скажи четко, как ты думаешь, кто был против такого варианта, который был найден с Татарией? Кто был в Москве против этого? Я все-таки ищу источник конфронтации.

Нечаев: Думаю, в первую очередь Хасбулатов с Руцким.

Кох: Нет, это высшие сферы. Вот у тебя на совещаниях эта идея обсуждалась? Кто-то говорил: «Нет, не годится»?

Нечаев: У меня на совещании этого никто это не говорил, поскольку у меня это не обсуждалось. Президент мне на это добро не давал.

Кох: Где же это обсуждалось?

Нечаев: Вообще-то эти соглашения должен был Ельцин подписывать…

Кох: Кто-то вносил такой вариант соглашения ему на подпись? Или это только в устном жанре обсуждалось?

Нечаев: Я уже не помню, какой я этому делу давал ход, может, я это устно доносил до Гайдара и Ельцина, но команды обратно «Развивайте, делайте» не было, к сожалению.

Кох: А почему по Татарии было, а по Чечне не было? Потому что у Татарии не было своего Хасбулатова в Москве?

Нечаев: Татары пришли сами. Пусть с очень жесткой постановкой вопроса, с угрозой отделения от России, но пришли договариваться. Кстати, говорю все время татары, но имею в виду, конечно, Татарстан. Надеюсь, его руководители не обидятся на нас. В Чечне была вот эта предыстория, когда Дудаев фактически путчем захватил власть. Разогнал Верховный совет и тем самым действительно нанес личное оскорбление Хасбулатову. Возможно, если бы не было со стороны высшей власти России этой попытки введения чрезвычайного положения в 1991 году, то, может быть, они бы тоже сами, первыми к нам пришли и предложили какой-то напоминающий татарский вариант. Ведь что важно: татары пришли первыми, когда была ситуация такой полной неопределенности. Они пришли и сказали: «Все, хотим полный экономический суверенитет. Не дадите — отделяемся от России». Переговоры были драматические. Вплоть до угроз перекрыть экспортные трубопроводы на территории Татарстана. А решение в итоге я нашел внешне простое. Раньше, в конце СССР, татарские 28 млн тонн нефти делились на 5 млн татарских тонн и 23 млн союзных тонн, а теперь мы сговорились делить на 12 и 16. И все. В этом и заключался весь «суверенитет», если отбросить все реверансы и демагогию. Таким образом, за 5 млн тонн нефти (при снятии, кстати, с нас части обязательств по централизованному обеспечению Татарстана) мы сохранили единство России. По-моему очень изящное решение. Ребята остались, в общем-то, тоже почти довольны. Даже публично меня хвалили в местной прессе, хотя сначала «наезжали» на меня круто. Теперь оцените, что значит татарский вариант, примененный к чеченским трем-четырем млн тонн? Да страна бы этого даже не заметила, отдай мы им хоть все их объемы…
</lj-cut> 

От себя добавлять ничего не буду. Пусть просто такая инфа будет.
26 апреля 2010

Нож

Долго никак не реагировал, но после очередной порции, на этот раз от некогда любимого "Совспорта": Гости столицы прибыли из Ичкерии и находились в Москве второй день, не сдержался.

Несколько историй.

Первая. Один мой товарищ несколько лет назад рассказывал мне, что в Москве невозможно жить без ножа. Иначе легко стать жертвой гопников. Ночью на него напали четверо. Хотели то ли ограбить, то ли избить. Он достал нож и бросился на них. Они разбежались.

Вторая. Младший брат моих товарищей из Назрани (с ним я тоже был неплохо знаком) отмечал Новый год в Краснодаре. На главной елке повздорил с каким-то пьяным. Тот навалился на него, стал душить. Парень почувствовал, что задыхается, достал нож (он тоже относился к категории людей, которые считают, что при наличии ножа можно спастить от хулиганов) и ударил, ранив в итоге. Тот оказался сотрудником милиции, парню дали большой срок.

В обоих историях ребята, хочу заметить, не были ни хулиганами, ни криминалом.

К чему это я пишу?

Я не борец, не боксер и не каратист. И лично мне очень не хотелось бы стать объектом избиения. Это, прежде всего, унизительно. Наверное, я бы предпринял все возможное, чтобы не стать этим самым "объектом".

Но нож, как некое превентивное средство, не работает, как показывает второй из моих примеров. Напротив, он способен привести ситуацию к еще более худшему варианту развития.
26 апреля 2010

СКФО: почему ставрополье? почему пятигорск?

И еще пару слов в связи с созданием СКФО. Я собственно уже писал об этом в http://timur-aliev.livejournal.com/360674.html, но видимо в текст либо особо не вчитывались, либо эта мысль потерялась за другими.

Я - по поводу того, что в состав СКФО помимо национальных республик Северного Кавказа включено еще Ставрополье, а его столицей обозначен Пятигорск.

Всевозможные "эксперты", знакомые с географией Северного Кавказа по карте мира, выстроили вокруг этих двух фактов целые теории. Дескать, Ставрополье включено для того, чтобы "разбавить" национальный состав СКФО, не дать ему выйти из "общерусского" пространства. С Пятигорском они и вовсе в недоумении.

Я видимо никудышный эксперт, поскольку не ищу сложных ответов там, где более очевидны простые. Конечно, может быть я и не прав. Но я вижу в таком решении не политику, а обычную географию.

1. Почему Ставрополье включено в СКФО?

Граница между Карачаево-Черкессией и соседней Кабардино-Балкарией проходит через горы. Мне не известна ни одна нормальная дорога, ведущая из одной республики в другую. Все, мне известные, проходят через район Кавминвод. Проверил себя по карте, тоже не увидел ни одной нормальной такой дороги. Так что, без Ставрополья связь между КЧР и остальными регионами СКФО просто теряется.

2. Почему Пятигорск?

Ну Ставрополь просто на отшибе, а Кавминводы - как раз на пересечении массы дорог, да и примерно равноудалены от границ СКФО. Пятигорск же в районе Кавминвод, пожалуй, что самый развитый город, хотя поработать над ним стоит немало. Когда Грозный лежал в руинах, Пятигорск показался мне продвинутым городом. Сейчас невольно сравниваешь - провинция как есть, я бы лично первым бы делом там дороги расширил. Но это так, отступление.

Вообще же, Пятигорск - фактически торговый центр всего Северного Кавказа. Тут и самые крупные оптовые рынки продовольствия и вещей, и самые разные дилерские центры - от техники до авто. Так что есть еще один резон открывать здесь представительство. Хотя на мой взгляд, административный и торговый центр одновременно - не самое лучшее решение. Но видимо другие думают иначе.


Но как бы то ни было, политики в этих решениях ноль, а вот географические резоны - налицо.
26 апреля 2010

рожденные в ЧИАССР

Я - понаехавший, поэтому ко всем прочим документам мне нужно добавлять временную регистрацию в Москве. Раньше при надобности я этот листочек покупал за 300-500 рублей у всяких левых контор, которых в Яндексе сотни. Прокатывало на раз. И вот звоню я сегодня в одну такую контору, отправляю письмо с паспортными данными. И вдруг звонок: "Андрей, простите, мы не можем вас зарегистрировать, потому что вы родились в Чечено-Ингушской АССР". "Ну и что, - говорю. - Я русский, паспорт мне в Саратове дали девять лет назад. Стрельбу в центре Москвы по оппонентам Рамзана Ахматовича я тоже не практикую. В чем проблема?!". "А вот не можем, - говорят мне. - И все". Я обзвонил десять этих левых контор! И во всех десяти мне отказали. Понятно, что все они работают с паспортными столами и ФМС. Там их явно предупредили, что чеченцев не регистрировать. А заодно и ингушей. Просто из перестраховки эти фирмочки такой самодеятельностью не занялись бы ни за что. Указание свыше есть по-любому. http://kozenko.livejournal.com/250201.html

Интересно, это в связи чем?
26 апреля 2010

"большой город" и "кровная месть"

За день-два до того, как в Москве убили Ямадаева, на меня через одного моего френда вышел журнал "Большой город". Им нужны были известные люди, которые занимались бы примирением кровников. Буквально в это время стало известно об убийстве, в интернете появились слова вначале Исы Ямадаева, обвиняющего в этом Рамзана Кадырова, затем слова Сулима Ямадаева, якобы объявляющего кровную месть чеченскому президенту.

Потом я ответил "Большому городу", что кровная месть для Чечни не самая, что называется, актуальная тема и что мне не знакомы персоналии, занимающиеся примирением. Но обещал связать с муфтиятом. Впрочем, из "БГ" больше не позвонили. А следом Сулим Ямадаев заявил, что не объявлял никакой кровной мести, и все это выдумки журналистов. За ним Иса Ямадаев сказал, что погорячился с обвинениями, и что их с Рамзаном Кадыровым хотят стравить враги.

Чувствую некую связь между потребностями "Большого города" и произошедшими событиями :))
26 апреля 2010

зима в Грозном

Как всем известно, сейчас все самое лучшее идет в Чечню (мне сегодня об этом еще раз mgtverskoy напомнил). Вот и зима у нас в отличие от Москвы и Питера вполне себе зимняя - со снегом.

Зима01
«Зима01» на Яндекс.Фотках

зима02
«зима02» на Яндекс.Фотках

Как понятно, из изображений, я особо не заморачивался со съемками, просто вышел на балкон вчера где-то в час ночи.
26 апреля 2010

хроника моей субботы

Достаточно долго (для меня) просидел на одном месте. Потому сегодня слегка развлекся - немного прокатился - в Ингушетию и Осетию.

Таксисты на маршруте Грозный-Назрань обрадовались при виде меня - "куда пропал? а мы тебя по телевизору видели"... Таксист Майрбек во Владикавказе - также - "что давно не видно?"

Забежал по пути на семинар в Назрани - видел там Таню Локшину, Сашу Черкасова, Орлова, Касаткину, Ганнушкину, местных правозащитников. Они на семинар для адковатов пригласили "телеадвоката" Паршина - пару минут посмотрел на телезвезду.Забрал у Тани книгу "Чечня. Жизнь на войне".

Неожиданно в "Ассе" в Назрани встретил завтракающего Али Димаева - он приезжал почему-то на слет молодежи юга России - как говорится, "полон творческих планов". Хорошо поговорили с ним.

Во Владикавказе поел фасолевого супа, что приготовил Алан. В очередной раз понял, что я все-таки я - не вегетарианец :))

Проехался по вечернему Грозному - детством повеяло - когда к Новому году везде лампочки и гирлянды развешивали. И сейчас почти все организации свои фасады украсили чем-то обязательно сверкающим. Лепота!
26 апреля 2010

кое-что о Беслане и межнациональных отношениях...

Три года назад во время событий в Беслане я работал там фрилансером для некоторых иностранных изданий.
 
Журналистов в то время в Беслане было неописуемое количество, но чеченских из них – не так уж много. В силу того, что настроения в обществе в Осетии были в общем-то малоконтролируемые, а отношение к чеченцам и ингушам – мало сказать, что негативное, то достаточно опасно было находиться там и журналистам из Чечни. Запросто могли в лучшем случае сдать силовикам, в худшем – затоптать на месте (особенно 3-го сентября, в день штурма).
 
Но до 3-го сентября в Беслане еще были журналисты из Чечни: Муса Сайдулаев снимал для Ассошиэйтед Пресс, Зуля писала для них, Сайд-Хусейн Царнаев фоткал для Ройтерс, Рустам Калиев работал с какой-то кажется японской телекомпанией, Асламбек Дадаев действовал, если не ошибаюсь, для Радио Свобода, и еще стрингерствовал, Руслан Мусаев тоже фрилансерствовал.
 
Не знаю, кто из них остался в Осетии после 3-го сентября, но мне пришлось поработать – поступил заказ от журнала «Пипл» на несколько человеческих историй – они отдавали теме Беслана несколько своих полос и анонсировали материал на обложке.
 
Кажется, 6-го мы работали в школе в Беслане (фотограф снимал, я бродил по коридорам). Ко мне подошла женщина и спросила – «Журналист?» Я кивнул.
- Из Москвы?
- Да.
И тут она заголосила – «пожалуйста, напишите, что это все они – чеченцы и ингуши. Ингушей вообще с пяти лет учат убивать осетин». Меня обступила толпа. Они ничего не говорили, только смотрели на меня и эту женщину. Та не прекращала – «Вы же напишете, да?» Я опасаясь случайно – акцентом, каким-то характерным словом – выдать себя – только кивнул. Впоследствии я выполнил свое обещание – привел в какой-то статье ее слова. Кажется, это был материал о взаимной напряженности между Осетией и Ингушетией, особенно обострившейся сразу после беслановский событий.
 
В тот же день уже на обратном пути – из Беслана во Владикавказ – мы с фотографом попали в аналогичную ситуацию. В автобусе на нас долго и пристально смотрел один старичок. Затем подсел к нам и традиционно спросил: «Журналисты? Из Москвы?» Мы кивнули. Тогда он кивнул головой в сторону Ингушетии и сказал: «Это все они творят». «Кто они?» - осведомился не совсем трезвый фотограф. «Ингуши. И чеченцы. Они Гитлеру хотели белого коня подарить», - ответил тот. Затем он долго еще рассказывал о нравах чеченцев и ингушей.
 
А тем же вечером (часов в девять вечера) я шел по центру Владикавказа – по проспекту Мира. Я купил фытчин (осетинский пирог с мясом) и нес его в место, где жил во Владикавказе в те дни – в офис одного своего коллеги и друга. На проспекте меня остановил подозрительно веселый парень, который что-то спросил по осетински. Я на всякий случай кивнул. Реакция оказалась неправильной. Парень спросил: «Ты что, не осетин?» «Нет». «Слушай, друг, дай мне пятнадцать рублей», - сказал он. «Возьми двадцать», - я протянул ему две десятки. «Спасибо тебе, брат», - обрадовался парень. «Да, нормально», - ответил я.
Тут парень удивленно отстранился, посмотрел на меня и как-то обрадовано сказал: «Брат, да ты же нохчо?!» («Нохчо» – самоназвание чеченцев). «А как ты догадался?» - не выдержав, засмеялся я. «Ты – добрый, я у наших просил, никто пять рублей не дал», - проигнорировал мой вопрос парень. «У меня много знакомых чеченцев во Владикавказе, - продолжил он. – Казбек, Анзор. Ты знаешь их?» «Нет», ответил я. «Чеченцы нам как братья, - сказал парень. – Мы не должны враждовать».
 
Через два дня я уезжал из Осетии. На Чермене (пограничный пост с Ингушетией) менты упорно не желали меня выпускать из республики – «у нас приказ не пропускать никого без местной прописки». «Но это действует только на въезд в республику, а не на выезд», - бесполезно пытался я спорить с ними. Ситуация разрешилась ста рублями, «приказ» временно утратил силу, и я смог покинуть территорию Осетии.
 
В то время в Осетии ходили слухи о двух десятках террористов, сумевших выскользнуть из школы. Потому, учитывая мой не самый опрятный вид, мятую рубашку, слегка запачкавшиеся джинсы, бороду недельной давности и этническую принадлежность, обозначенную в паспорте, я сравнительно легко отделался.